Общее·количество·просмотров·страницы

воскресенье, 30 июня 2013 г.

Как молоды мы были.... Фокусы на Кипре (продолжение 22)

Думаю, что мне исключительно повезло. Судите сами: в декабре 1993 года небольшая фирма предложила поездку на Кипр в качестве переводчика в составе делегации из двух человек – я и глава «делегации» Юра Немков. Разумеется, я тут же согласился. Работы предполагалось не так уж много, так что должно было оставаться время для знакомства с иллюзионной жизнью Республики Кипр.
Вылетать мы должны были из Шереметьева довольно неудобным утренним рейсом, так что мы приехали за сутки, и заночевали у юриной знакомой, рядом с аэропортом. Квартира была маленькая. В ней, кроме хозяйки, жил великолепный рыжий кот, который все время ко мне ластился.
После трехчасового полета, наш самолет снижается. Под крылом маленькие облака над ярко-синим Сре­диземным морем. Рядом со мной сидит коммерсант из города Ларнаки. Я сразу же стал опробовать свой английский. Мы познакомились, и он  успел рассказать, что в городе есть кафе «Глобус», где я смогу в любой вечер встретить единственного фокусника острова Кипр - Поля Томаса.
Юра Немков купил нам тур на неделю в небольшой гостинице на берегу моря. Там предполагалось прожить вначале, а затем думали найти другое местечко, подешевле. Из аэропорта такси привезло нас в эту уютную гостиницу. Вдоль дорожки к морю стояли мандариновые деревья, усыпанные в декабре яркими сочными плодами. Мандарины можно было рвать в неограниченных количествах. Море было прохладным и очень прозрачным. Саратовцам из заснеженного города, и погода, и море, показались настоящим раем.
Через несколько часов, узнав телефон кафе, я позвонил туда из отеля, и попросил передать Полю Томасу, что его коллега из России хочет с ним встретиться. Хозяин кафе заверил, что непременно передаст Полю сообщение о моем приезде вместе с адресом отеля. Я понятия не имел ни о возрасте Поля, ни о том, чем он занимается в Магии, ни о том, знает ли он английский, но был уверен, что мы найдем темы для разговора. Почему-то я представлял его солидным, пожилым, опытным фокусником. Да и, вообще, в голове крутились мысли о Магии и о Магическом... Впрочем, это можно объяснить.
Ведь Кипр, как считают ученые, последняя частица исчезнувшей Атлантиды и весь воздух этого красивого острова пропитан ароматом древних утраченных знаний атлантов. Греческие мифы утверждают, что у берегов Кипра из воздушной пены морских волн появилась богиня любви Афродита, во многих гимнах которую именуют Кипридой, «кипророжденной». На острове до сих пор сохранились странные развалины таинственных храмов с удивительными алтарями, посвященными забытым ныне божествам. Сами киприоты уже много веков, как и россияне, православные христиане, но до сих пор в лучах поднимающегося из морской синевы солнца сверкает какая-то странная тонкая аура нездешней жизни, в которой люди запросто общались с богами, и, отведав их пищи – легендарных амброзии и нектара, становились вечно юными и бессмертными. Десятки тысяч туристов собираются летом на живописных песчаных пляжах, привлеченные не только красотами Кипра, но и этой магической атмосферой. Вы можете понять мое волнение в ожидании встречи с настоящим кипрским Магом.
Вечером в холл нашей гостиницы вошли двое молодых людей, в которых я тут же узнал своих кипрских коллег. Второй юноша оказался двоюродным братом Поля, также фокусником, приехавшим специально из Никосии для встречи со мной. Как оказалось, приезд на остров фокусника, да еще и вице-президента магического Круга из России, для них явился еще большей приятной не­ожиданостью, чем для меня. На острове за несколько десятилетий не появлялся никто из зарубежных Магов, а Поль и его брат Костас, были единственными фокусниками на Кипре. Наверное, по этой причине они очень популярны на острове и, где бы мы с ними не появлялись, повсюду их встречали радостными возгласами. Они довольно молоды: тогда Полю было 26, а Костасу 24 года. Занимаются фокусами около восьми лет, выступают в жанре комической магии, хотя Костас практикует и сценический гипноз. Все на сцене они стараются преподнести в комическом плане и это у них отлично получается, особенно у Костаса. Он около двух лет учился фокусам и работал в ресторанах и казино Лондона.
Первый вечер мы провели за столиком в полупустом (декабрь - мертвый сезон) зале ресторана нашего отеля, демонстрируя друг другу магические способности, как это, наверное, принято во всем мире при знакомстве фокусников. Для меня в то время многое явилось интересным и новым, особенно различные комические «корючки» Костаса. Мы с Юрием хохотали до икоты, наблюдая все, что он проделывал с обыкновенными очками. Очень смешно Костас уверял нас, что зрение у него отличное, что в очках он не нуждается, стараясь при этом положить их в верхний карман пиджака, и никак в него не попадая. Затем он прикладывает очки к глазам, выискивая злополучный карман на своем пиджаке и приглядевшись, со вздохом облегчения, засовывает их туда. Говорит, что последнее время он перешел на контактные линзы, и тут же достает из глаза и протягивает нам огромное увеличительное стекло. После того, как мы подержали эту линзу в руках и вдоволь на­хохотались, он неуловимым движением «вставляет» ее назад в глаз. Достает из кармана очки,     протирает стекла платком, протаскивая при этом платок через отверстия для стекол, и мы снова хохочем, заметив, что стекла в очках куда-то исчезли. Очки мгновенно оказываются у него на переносице, правда, надетые вверх ногами, что вызывает новый взрыв смеха. Костас очень органичен в комической магии. Создается впечатление, что эти шутки рождаются у него самопроизвольно каждую секунду – они выглядят как естественные ловкие импровизации.
Для кипрских коллег совершенно неизвестным оказался жанр ментальной магии и работа с веревками – завязывание и развязывание узлов. Очень быстро они освоили несколько простых приемов, причем Костас тут же внес в них отличную дозу юмора. Как я убедился впоследствии, он обладает довольно редким мышлением комического фокусника – любой трюк сразу же видит через призму смешного, выворачивает наизнанку, ищет пути, как не только удивить зрителей, но и рассмешить так, чтобы никто и не пытался разгадать секрет трюка.
Поль выступает с крупными иллюзионными аппаратами, демонстрирует «сон в воздухе», «гильотину», «ящик-молнию» и другие. Аппараты отлично сделаны и моментально разбираются. Ему помогает ассистентка, вдвоем с которой они за несколько минут разбирают реквизит на части и укладывают его в японский микроавтобус. На нем Поль раскатывает по всему острову, умудряясь иногда за вечер сделать несколько выступлений.
Но в декабре на острове «мертвый сезон», выступлений почти нет. Правда в рождественскую неделю будет несколько концертов перед детьми, а пока приходится выступать в ресторанах, демонстрируя микромагию перед мало­численными группами туристов, преимущественно из России. В этих выступлениях Поль показывает небольшие шуточные миниатюры с картами, шариками, платочками, но гвоздем программы неизменно остается трюк с глотанием бритвенных лезвий. Наблюдая этот «триллер», я жалел, что рядом со мной не было Олега Катаманина, который известен всем российским магам исполнением именно этого жуткого трюка, в котором ему, без­условно, равных нет! Поль демонстрирует трюк с лезвиями очень чисто, но традиционно, поэтому такого восторга, как при выступлении Олега, я не испытал, хотя зрители вскрикивали от страха, когда Поль медленно пережевывал очередную бритву.
Поль несколько раз приглашал нас с Юрием на свои выступления в ресторанах, но самым интересным было для нас его приглашение на концерт, который он давал на английской военно-морской базе. Никогда даже не думал, что нас так просто пропустят на эту базу, даже не посмотрев на паспорта. Мы заехали туда на маленьком автобусе с Полом. Пока он готовил свой реквизит, мы устроились за барной стойкой и заказали по кружке пива. На базе был какой-то праздник. Вместе с английскими моряками веселились и их подружки. Мы с Юрой несколько раз переглянулись, поскольку буквально все женщины на этой базе, не вызвали у нас никаких мужских эмоций: у них были очень своеобразные вытянутые лица, непривычные для нашего русского стандарта женской красоты… Как я понял, это были их английские женщины.
Кстати, все женщины-киприотки на острове очень привлекательны, доброжелательны и гостеприимны. В эти дни в России проходили очередные выборы в Думу. Когда в нас узнавали русских, неизменно встречали громкими криками, приветствовали, хлопали по плечу. И все время одобрительно произносили фамилию Жириновского. Оказалось, что его партия на тех выборах набрала много голосов. А лидера ЛДПР очень любят и уважают на Кипре: именно он пообещал выгнать с острова турок и сделать весь Кипр греческой территорией в случае своей победы.
В один из вечеров, надев тренировочные костюмы, мы с Юрой пустились трусцой вдоль берега великолепного моря. Мы пробегали мимо маленьких ресторанчиков, на террасах которых сидели посетители, пили кофе. Почему-то они встречали нас смехом и аплодисментами. Мы ничего не могли понять, пока я не оглянулся. За нами бежала дюжина тощих кипрских котов! Все они дико орали и не собирались отставать. Я со смехом раскланялся как дрессировщик, чем вызвал еще более громкие овации. Юра обратил внимание на несколько измененный цвет низа моих штанов. Я принюхался и понял, что московский кот передал-таки весточку своим кипрским коллегам, пометив мои тренировочные брюки. Чем я только не пытался потом отстирать это московское послание!
Через неделю мы переселились в небольшую частную гостиницу в центре Ларнаки. В номере у нас была кухня, и я добровольно взял на себя роль повара. Мы ходили на базар, покупали все, что было нужно для завтрака, а вечером иногда ходили в рестораны. На базаре я был потрясен размером кипрского чеснока, каждая долька которого была размером с мой кулак! Я привез несколько таких «зубчиков» домой и весной посадил их на даче. Но ничего не взошло…
В Ларнаке было полно маленьких магазинчиков, в которых нам неизменно предлагали кофе или сок, пока кто-то из нас что-то рассматривал. В одном магазинчике я увидел отдел игрушек. Около него стояла огромная корзина, наполненная маленькими резиновыми мячиками. В России в то время ничего подобного не было. Я взял в руку один мячик и показал его «исчезновение». Изумленный продавец потребовал повторения. Слава Богу, я знал много манипуляций с шариками. Продавец привел хозяина магазина. Тот, увидев, что я умею делать, тут же предложил мне взять на память любые мячики. До сих пор я манипулирую все теми же ярко желтыми резиновыми шариками! Хозяин предложил мне завтра поработать с фокусами в его магазинчике. Удивить фокусами детишек и их родителей. В качестве гонорара предложил забрать десяток любых видеокассет. Тогда не было еще лазерных дисков, а каждая кассета стоила в России таких денег, что я тут же согласился. Назавтра выступление состоялось, и мы расстались вполне довольные друг другом.
Кстати, помню, как я помог выбрать стеснительному Юре подарки для дочки. Он очень стеснялся долго перебирать платьица и маечки, и уйти от гостеприимных хозяев, ничего не купив. Я пообещал, что хозяева будут нас приглашать еще раз зайти, будут угощать соком, а он может рыться в товарах, сколько угодно. Юра не верил.
Мы подошли к первому магазинчику, куда нас сразу же стали зазывать зайти. Я предложил Юре спокойно идти и выбирать все, что ему понравится. А сам показал продавцу на свою крупную фигуру и попросил подобрать что-нибудь для меня. Продавец тут же бросился к своим прилавкам и начал судорожно выкладывать передо мной брюки, шорты и майки. Разумеется, все это было на несколько размеров меньше того, что я мог на себя надеть. Продавец пытался мне что-то найти, а Юра, едва сдерживая смех, рылся в товарах. Когда он подавал мне знак, что ничего хорошего не нашел, я с сожалением констатировал, что в этой лавке мне ничего не подходит. Расстроенный продавец провожал нас до выхода, кланялся и предлагал зайти завтра. Юра был в восторге от этой уловки .
Несколько раз мы встречались с кипрскими фокусниками в кафе «Глобус», до которого из нашей новой гостиницы теперь было рукой подать. Наши кипрские коллеги надолго останутся у меня в памяти как одни из самых доброжелательных, открытых к общению, остроумных, веселых, простых людей. Они просили передать всем российским фокусникам большой привет и пожелания счастья и успехов, как в России, так и на всех международных конкурсах! Они рады будут встретить на Кипре наших фокусников и примут их как самых близких друзей!


четверг, 27 июня 2013 г.

MISDIRECTION - ВЕЗДЕ!

Фокусник просто обязан на интуитивном уровне пользоваться всем спектром приемов misdirection. Ему не следует мысленно перебирать все возможности этой стратегии. Ему не следует мысленно сравнивать разные варианты. Не следует каждый раз мысленно выбирать, какой из вариантов misdirection лучше подойдет к сложившейся в данный момент ситуации. Пока он все это будет делать, все волшебство развалится на кусочки. Его тело, руки, глаза – все должно мгновенно реагировать на поведение зрителей. Разумеется, все это может прийти только с опытом постоянных выступлений перед разными зрителями. Все это – как в боксерском поединке, или в поединке дзюдо. Только опыт,  блестящее знание технологии магии, быстрота реакции определяют успех.
Вот теперь, после столь долгих рассуждений, попытаемся определить, какие приемы общения со зрителями входят в круг понятия misdirection.
Возможно, читатели и опытные маги расширят предлагаемый вашему вниманию список. Впрочем, кто-то может вообще счесть его ненужным.… Но я предлагаю внимательно рассмотреть следующие направления скрытого управления фокусом внимания зрителей.
1.     Психологическое изменение фокуса внимания.
2.     Применение развлекательных приемов.
3.     Использование устной речи.
4.     Движение глаз исполнителя.
5.     Жесты.
6.     Движения тела.
7.     Обманные движения.
8.     Смещение действия во времени.
9.     Синхронное использование разных движений.
10.                        Различные нюансы всех приемов.
Следует отметить, что первые два приема – психология и умение развлекать, являются важнейшими во всем наборе техник misdirection. Если фокусник не владеет навыками успешной коммуникации и не умеет развлечь своими действиями зрителей – все остальное ему просто не понадобиться: он не сможет даже называть себя фокусником. Поэтому, после изучения правильных приемов исполнения фокуса, надо работать над умением общаться со зрителями и над умением их развлекать.
Причем под термином «развлечение» я понимаю не способность вызывать гомерический хохот своими действиями. Развлечь и, тем самым, увлечь за собой – вот главная задача исполнителя. Можно использовать драматические приемы, трагедию, фарс – все, что угодно, чтобы зритель забыл о своей жизни, и погрузился в ваш виртуальный мир.
В самом начале рассмотрения технологии misdirection было отмечено, что этот прием комбинированный и включает в себя как минимум физическое воздействие (использование своего тела), психологическое воздействие (весь спектр возможностей коммуникации) и знание магических техник. Все это используется фокусником в разумных сочетаниях для управления фокусом внимания зрителей. Не будем сейчас рассматривать владение магическими техниками – практическое овладение фокусником всеми техническими тонкостями исполнения фокуса. Это первое, чем должен овладеть исполнитель. Это – как умение играть гаммы на фортепиано. Без овладения техникой игры бессмысленно переходить к разучиванию сложных произведений. Попытаемся соединить в комплекс действий  фокусника психологическое и физическое управление вниманием зрителей.
Кажется, впервые на теорию misdirection обратил внимание Jean Hugard, который заметил следующее: «…принцип misdirection играет настолько важную роль в магии, что можно сказать: misdirection – есть магия, и магия – есть misdirection». Хугард также дал вполне научное определение психологии магии, заметив, что «… психологическое misdirection может быть определено, как искусство введения в заблуждение умов зрителей, увод анализа их рассуждений в сторону от реальной сущности трюка. Физическое misdirection – это телесное отвлечение внимания от пространственной точки, в которой и происходит реальное действие».
В реальных демонстрациях эти направления могут причудливо переплетаться. Например, уже упомянутый Tom Crone считает, что психологическое misdirection может быть разбито на два взаимодополняющих сегмента – Prevarication и Sleight of Mind. Эти термины также нуждаются в понимании и однозначном переводе.
Словари дают определение Prevarication как «уклончивость, увиливание, проволочки». Думаю, что в русском языке, и особенно в работе фокусника, это может быть понято как «запутывание». Самое важное, что это психологическое действие имеет вектор направленности на сознание зрителя, на его способность анализировать происходящее. Это может быть некий комментарий к событию, придуманный, ложный, всегда уводящий зрителя от правильного понимания сущности происходящего. Думаю, что подобное действие распространено в юриспруденции при  трактовке различных законов разными сторонами процесса – адвокатом и прокурором. Там, впрочем, направлено это действие на сознание присяжных или судей.
Термин «Sleight of Mind» – однозначно может быть переведен как «ловкость ума, мышления». Важно то, что ловкостью мышления должен обладать сам исполнитель. Это то, что позволит ему использовать все другие приемы misdirection. Если исполнитель недалекий человек с примитивным мышлением, это не просто будет мешать ему стать хорошим фокусником – это становится непреодолимым препятствием вообще на его пути к овладению мастерством иллюзиониста.
ЗАПУТЫВАНИЕ
Итак, запутывание призвано увести размышления зрителя в сторону от истины. По сути это один из важнейших приемов манипулирования сознанием. Он скрытно заставляет зрителя принять неправильное, но нужное исполнителю, решение. Кто-то может сказать, что запутывание не что иное, как ложь. И с этим трудно не согласиться. Хотя существует и иная концепция – как «ложь во благо». Но уж если вы решили посвятить себя такому искусству как иллюзионизм, вам придется свыкнуться с тем, что ложь является важнейшим инструментом фокусника. В самых разных ее проявлениях. Возможно, именно по этой причине некоторые фанатично религиозные люди отвергают фокусы, как, впрочем, и все другие виды искусства. Это неправильно, но это – их убеждение, их жизнь. Некоторые православные священники (мудрые и доброжелательные) относятся к фокусам гораздо терпимее, они понимают, что искусство иллюзионизма очень близко к сказкам, которые так любят дети. Они, как я сам, считают, что фокусы – это один из немногих видов обмана, которые все принимают с удовольствием.
ЛОВКОСТЬ МЫШЛЕНИЯ
Эта ловкость, гибкость должна быть присуща именно вашему уму.  Если с помощью запутывания вы вводите в заблуждение ум зрителя, то с помощью этой ловкости вы должны обмануть свой собственный ум. И сделать это эффективно бывает очень трудно. Знаменитое выражение Станиславского «Не верю!» очень часто вспоминается в тот момент, когда делаешь ложное, обманное движение. И тут же понимаешь, что в реальной жизни никогда не сделал бы такое движение: ты не веришь сам себе. Вот эта ловкость ума должна так управлять вашим телом, чтобы ваш же ум поверил тому, что вы делаете. Об этом говорят и пишут практически все опытные фокусники. Но очень трудно отыскать рецепт правильного выполнения обманных движений.
Совет обычно дают такой: повторяйте сотни раз обычное правильно движение, например, когда вы хотите научиться делать пассировку монеты. Просто реально передавайте ее из руки, наблюдая все это в зеркале. Потом делайте все, то же, закрыв глаза: необходимо, чтобы ваше тело запомнило все тонкости реального движения. Повторив это сотни раз, переходите к ложному движению, имитирующему реальное движение. Когда вы добьетесь полного совпадения внешнего вида движений, когда ваше тело перестанет сопротивляться, считайте, что задача выполнена.
Чрезвычайно важно держать руку естественно, когда в ней пальмирован любой небольшой предмет – в этом залог правдивого использования всех приемов misdirection. Майкл Аммар советует внимательно изучить изображение рук на картине Микеланджело «Сотворение Адама». Вглядитесь в естественный изгиб кисти руки:


Ведь это просто пособие для фокусника, пальмирующего монету или шарик! Научитесь держать руку именно так. 

четверг, 20 июня 2013 г.

MISDIRECTION – САМЫЙ ГЛАВНЫЙ МАГИЧЕСКИЙ СЕКРЕТ

В 1998 году в английском телесериале о жизни и волшебстве Мерлина был отснят великолепный эпизод. Демонстрируя свое волшебство любимой девушке, Мерлин обращает внимание на полную луну в ночном небе. Он протягивает руку и как бы зажимает между большим и указательным пальцами лунный диск. Снимает его с неба и начинает перекатывать по тыльной стороне ладони между пальцами как монету. Потом снова возвращает его на небо. На восклицание девушки: «Как удивительна и прекрасна твоя магия!», Мерлин задумчиво отвечает: «Ну, что ты, это же не магия. Магия реальна. А это всего лишь фокус». 
Ах, если бы мы, фокусники, могли делать такие же трюки реально, а не в кино! Но даже, если мы не наделены волшебными способностями Мерлина, мы можем в своих фокусах использовать misdirection – прием, который способен превратить простой фокус в настоящее волшебство.
О самом термине «misdirection» необходимо поговорить подробнее, поскольку в русском языке нет точного его перевода. Среди фокусников также нет единого понимания этого термина. Это не отвлечение внимания, как часто обозначают подобный прием, не «отведение взгляда», как этот термин был переведен на английский язык из книги Робер Удена    (The Secrets of Conjuring and Magic). И отвлечение внимания, и отведения взгляда – это лишь отдельные варианты чрезвычайно широкого по своему значению и возможностям технологического приема, используемого в магии. Возможно, наиболее близкое значение термина можно передать как «перенаправление внимания», но такой термин оказывается слишком громоздким, нерусским. По крайней мере, я нигде не встречал его в отечественных работах, посвященных техникам иллюзионизма. Поэтому я в дальнейшем оставляю английское написание этого приема «misdirection». А смысл его и значение попытаюсь передать. Дело в том, что, по моему убеждению, это самый важный прием, которым должен уметь безукоризненно пользоваться фокусник. И овладение этим приемом напрямую связано с овладением актерским мастерством. К огромному моему сожалению, на множестве видео роликов, в конкурсных выступлениях молодых начинающих фокусников я наблюдаю одну и ту же печальную картину: овладение техническими приемами манипуляции практически всегда на несколько порядков опережает у исполнителя владение техникой актерской игры. Собственно говоря, актеров я почти не вижу. Всех интересует только голая техника. Ничего не могу понять! Ведь могут же новички, например, посмотреть блестящие выступления китайцев, корейцев и японцев на последнем съезде фокусников «ТМА 2012» на Тайване. Или выступление корейца  Ю Хо-Джина, Гран-При ФИСМ 2012.

И сразу же будет ясно, что в современном иллюзионном мире стать первым можно только органично соединив в себе актерское мастерство и потрясающую технику манипуляции. Ведь все же понимают, что для вкусного (и вообще съедобного) куриного супа нужны как минимум вода, курица, лапша и специи. Чего-то из этого набора не будет – не будет и супа.  И получившееся блюдо с удовольствием скушают собачки, но гурман, и даже простой неискушенный человек, лишь понюхав такую стряпню, отвернется. Когда же до большинства наших конкурсантов на съездах российских фокусников дойдет, что иллюзионное искусство – это комплексное искусство, как, впрочем, и другие виды искусства! Думаю, что самый яркий пример, подтверждающий это положение – номера Вадима Савенкова, который побеждал в совершенно разных конкурсах. И вот совсем недавно, после Гран-При Московского Конкурса, он завоевал первое место в Голландии! Итак, если вы, мои читатели, стремитесь узнать все секреты фокусов, раскрою вам самый главный, самый хорошо скрываемый от непосвященных секрет.
Что же такое misdirection? В принципе, это незаметное управление фокусом внимания ваших зрителей. Кажется просто? Но, наверное, потому и нет у этого термина однозначного перевода на русский язык, поскольку скрытое управление вниманием зрителей может осуществляться множеством различных действенных и эффективных способов. Если опытный маг владеет этими приемами, то у зрителя практически не остается никаких шансов разобраться в истинной сущности происходящего. Когда-то очень популярным было высказывание, что      «Маг – это актер, играющий роль Мага». Думаю, что это высказывание только вводит в заблуждение. Дело в том, что misdirection для мага – это вся его жизнь. Ему не надо играть никакую роль, он так живет. Потому что если он начнет играть какую-то роль, ему никто не поверит.
Misdirection – прием комбинированный. Это владение своим телом, физическое умение, умение правильно и вовремя повернуться, сделать нужный жест, изменить направление взгляда. Это знание технических возможностей приспособлений, аппаратов, устройств, умение управлять ими. Это психологическое умение входить в контакт, завладеть вниманием собеседника, повести его за собой. Без преувеличения квалифицированных фокусников можно назвать исследователями в области развлечений, как, впрочем, и психологами в той же области. Misdirection – самая важная часть психологии магии.
Рассмотрим некоторые фазы трюка. Вот, на мой взгляд, те основные моменты, которые вызывают главные трудности при исполнении любых, по крайней мере, манипуляционных фокусов:
1.     Незаметная зарядка любым объектом.
2.     Незаметное освобождение от объекта.
3.     Незаметное удержание объекта.
4.     Любая необходимая незаметная манипуляция.
5.     Действия исполнителя, которые рассеивают подозрения зрителей.
Собственно говоря, это те самые «болевые точки» трюка, на которых фокусник может, выражаясь современным молодежным языком, «спалиться». Думаю, что приемы misdirection – это самые эффективные и правильные способы замаскировать все проблемные фазы трюка.
Вообще, фокусы – это безграничное поле для самосовершенствования. Любой фокус можно видоизменять бесконечное число раз. Появление новых трюков на рынке иллюзионной продукции каждый год подтверждает эту особенность нашего жанра. И если вы начнете углубляться в тонкости misdirection, вы быстро можете стать непревзойденным ведущим различных торжеств, тамадой, фокусником, срывающим овации своих зрителей. Ваша жизнь изменится самым коренным образом.
Прежде чем рассмотреть различные типы misdirection, я хочу проанализировать классический трюк, который показываю много десятков лет. Увидел я его первый раз в исполнении замечательного мастера Арутюна Акопяна. Я имею в виду фокус с исчезновением платочка. 


Сейчас во всех зарубежных и отечественных каталогах этот трюк предлагается как номер для начинающих фокусников. И стоит он всего несколько долларов.
В исполнении же Акопяна этот трюк был настоящим шедевром, и мне почти ничего не пришлось менять в технике его демонстрации. Я лишь сделал свой текст. И применяю свою зарядку приспособлением, и технику избавления от него. Хотя, возможно, я «изобрел велосипед», и многие мои коллеги делают то же самое. Еще в детстве этот трюк меня поразил и заворожил. Наверное, все дети, увидев этот волшебный фокус, хотят стать фокусниками. Думаю, что неправильно выказывать презрительное отношение к «старичкам», которые показывают «фокусы со старыми мятыми платками». Трюк этот известен, практически, всем фокусникам. Будет глупо показывать его на конкурсах фокусников в наше время. Но для неискушенных зрителей фокус выглядит настоящим чудом.

Трюк хорош для анализа, поскольку в нем сконцентрированы все проблемные точки манипуляционного фокуса. И каждый раз используются разные приемы misdirection. Собственно говоря, в трюке почти нет никаких сложных манипуляций, почему он и отнесен продавцами к разряду фокусов для начинающих. Но я убежден, что овладеть всеми нужными приемами misdirection в этом трюке может только хороший актер и, как выражаются психологи, коммуникатор.
Итак, разберемся с зарядкой трюка. Лучше всего платки и приспособление (его называют в разных книгах и руководствах по-разному: чаще - напалечник, реже - наперсток, палец)  разместить в одном месте. Я кладу два платка, листок бумаги и наперсток в нагрудный карман рубашки. Можно положить их на столе, в кейс, в карман брюк – куда угодно. Важно лишь то, что демонстративно показав совершенно пустые руки, вы забираете платок из места укрытия, и одновременно надеваете на большой палец наперсток. (Я использую термин "наперсток" - знающие меня поймут, а не знающие - ну, путь и не знают...) Вы совмещаете два действия в одно. И то, что вы надеваете наперсток в тот момент, когда забираете платок, является отличным misdirection: платок замечательно отвлекает внимание от ваших рук. Такая зарядка позволяет применить отвлекающий и маскирующий прием для незаметного захвата нужного объекта – наперстка.
Вторая важнейшая проблемная точка трюка – помещение наперстка внутрь кулака левой руки. В обычных движениях рук вы никогда не станете «тыкать» большим пальцем в кулак – это совершенно неестественное движение. В семинарах по платкам вы сможете найти способы отвлечения внимания и вставление большого пальца как-то сбоку левой руки, уже сжатой в кулак. Я никогда не рассматривал эти манипуляции, поскольку в варианте Арутюна Акопяна, используются два платка, а не один, что часто советуют каталоги и показывают фокусники. Если взять два платка, то «уминание» первого платка в кулаке большим пальцем другой руки, выглядит совершенно естественно. Это движение напоминает сминание табака в курительной трубке. Очень часто я оставляю наперсток в кулаке, когда демонстративно пропускаю через кулак левой руки один из платков. Итак, в этой фазе трюка встречается вторая или четвертая отмеченная проблемная точка. И вновь misdirection – совмещение одного движения с другим, помогает замаскировать истинное действие другим, совершенно естественным жестом. Я советую всем приобрести и посмотреть видео семинар Василия Руденко, в котором он подробнейшим образом рассматривает работу с наперстком. Думаю, что этот семинар можно приобрести в магазине Анатолия Катанского.
Вообще, в этом трюке следует понять две основные вещи: 1. Зритель никогда не должен видеть наперсток. 2. Если он увидит кончик большого пальца с надетым наперстком, он должен считать, что видит просто кончик вашего большого пальца. И приемы misdirection позволяют все это проделать безукоризненно.
В лекции Василия Руденко показано несколько приемов незаметного удержания наперстка в руке. Замечателен по своей эффективности прием, когда рукой, с надетым на большой палец наперстком, исполнитель перехватывает кисть руки зрителя, не оставляя тому шанса увидеть приспособление.

И здесь хочется еще раз подчеркнуть то обстоятельство, что большинству зрителей это приспособление вообще не знакомо. Поэтому зрители в основной своей массе, увидев исчезновение платка, скорее всего не станут ставить перед собой важнейший, с точки зрения любого фокусника, вопрос: «Как это делается?» Они будут формулировать вопрос несколько иначе: «Когда он успел его спрятать?» Василий Игоревич Руденко рекомендует вообще никогда не показывать зрителям руку с надетым на большой палец приспособлением. Я же считаю, что демонстрация пустой руки, когда большой палец с наперстком направлен в сторону зрителей, да еще и кончик наперстка соединен с кончиком среднего пальца, очень необходима в этом трюке. Необходима потому, что происходит misdirection по времени исчезновения платка: платочек уже исчез внутри приспособления, но вы ненавязчиво показываете руку с приспособлением пустой, как бы подчеркивая, что платочек все еще находится в кулаке левой руки.

Я предполагаю продолжить детальное рассмотрение проблемы использования магического приема misdirection. Но вот пока хочу проанализировать, и предложить вам, мои читатели, также приглядеться к выполнению трюка, когда исполнитель вообще не знаком с приемами misdirection. Именно тогда и возникают все «проблемные точки».
Иногда захожу в Интернет и вижу там такое…
Мальчик старается выглядеть взрослым. Пытается показать зрителям на ю-тьюбе, как делать фокус. Но все, что он делает, представляет собой еще одно свидетельство моего заявления в одной из статей: большинство, так называемых, «учителей» фокусов, не обучают, а тупо разоблачают механическую сторону фокуса, чаще всего вообще не понимая, как этот трюк делается. Они заводят свои сайты, делая при этом слепок с западных образцов, на этих сайтах пытаются продать втридорога дешевые китайские гиммики. Всей своей деятельностью они дискредитируют прекрасное искусство фокусов, абсолютно точно соответствуя словам из песенки «Волшебник-недоучка»:  «…Сделать хотел утюг, слон получился вдруг, крылья как у пчелы, вместо ушей цветы». К сожалению, они сами чаще всего не понимают, какой вред они наносят и себе, и своим клиентам, поскольку тиражируют неправильный подход к обучению, да и к самим фокусам.
Я просто в шоке от «демонстрации» этим юношей и «обучения», например, трюку с пачкой сигарет. Он не удосужился даже внимательно прочитать текст к реквизиту (возможно, у него проблемы с английским). Юноша не видит, да, наверное, и не знает всех возможностей этого гениального трюка. Я пишу это с полным пониманием дела, поскольку трюк с исчезновением сигарет у меня является «гвоздем» программы микромагии за столом. Я сам разработал и текст, и подачу этого трюка, разумеется, взяв за основу, описанную в руководстве работу гиммика. Посмотрите этот ролик и попробуйте вместе со мной рассмотреть основные ошибки:
Так держать пачку сигарет, как делает этот мальчик, можно только в пародии на фокус, когда всеми способами пытаешься показать, что пачка препарирована. Он не понимает и другого: если некий предмет исчез в одном месте, а затем там же и появился – это прямая подсказка для зрителей, что он был как-то там же и спрятан. Он мучается с пачкой сигарет, не понимая, как ее нужно вставлять в черную коробочку-портсигар, его движения скованны, неестественны, он боится разоблачить секрет. Он пытается держать пачку сигарет так, как ее никто не держит.
Мне довольно часто пишут и говорят: «Ну, вот и научите, как все это надо показывать». Видите ли, дорогие читатели, для меня это уже пройденный этап: я учил многих и индивидуально, и в группах. Но, увидев в Интернете десятки таких вот новоявленных «учителей», кажется, понял очень важную особенность иллюзионизма. Наш любимый жанр, к огромному сожалению, стал с помощью всемирной паутины, общедоступным. А особенность иллюзионизма, к сожалению, утраченная уже давно, такова: прежде чем получить доступ к любым секретам магии, юноша, мальчик должен доказать, что он достоин приобщению к этим секретам. Увидев сайты, на которых предлагают покупать реквизит, я склоняюсь к такому предположению: все эти мальчики обуяны жаждой наживы. Купив несколько фокусов, они стремятся тут же, мгновенно вернуть потраченные деньги, да еще и с прибылью. Для них фокусы, их секреты, не являются чем-то «священным» как это было 40 лет назад для нас. И вот в этой своей гонке, с разоблачением для всех желающих в Интернете секретов, причем, почти всегда, с искажением сущности трюка, они напоминают мне уличных распространителей наркотиков. Заманить в свою сеть как можно больше новичков, продать им втридорога фокусы, которых сами не понимают – вот их простая сиюминутная цель. Они, похоже, даже не собираются совершенствоваться в искусстве фокусов, их интересуют только деньги.
Сожалею, но понятие «культура» постепенно исчезает вообще из постсоветского общества. И я все чаще начинаю мечтать, как об утопии: начинать обучение фокусам следует с формирования личности будущего фокусника, его уважительного отношения к окружающим его людям, манерам его поведения, уважения к чувствам других, к тем ценностям другого человека, которые он может даже не понимать в его молодом возрасте. Потому что, если фокусник не усвоит с самого раннего детства эти главные основы жизнедеятельности, он может вырасти циником, человеком, который в грош не ставит всех остальных. Такой «артист» никогда не будет уважать своих зрителей, и никогда не будет уважаемым. По-крайней мере, он не получит уважения и признания тех, кто разглядит в нем эгоиста, выскочку, или хапугу.
У меня нет ни малейшей претензии к юному возрасту таких мальчиков – меня  часто упрекают за то, что я придираюсь особенно к молодым. Эти юноши, в конце концов, станут взрослыми. Возможно, им станет немного стыдно за то, какое «творчество» они выставляли не всеобщее обозрение. А может, и не станет… Я как Мао Цзедун, считаю, что «должны расцветать тысячи цветов». Из тысяч «заболевших» фокусами вырастут десятки непревзойденных мастеров. Но вот, к сожалению, сорняки, даже если их мало, часто губят очень большие и красивые клумбы.

(Использован материал из книги “Misdirection for close-up magicians” by Tom Crone)

четверг, 13 июня 2013 г.

Как молоды мы были... Поездка в Словакию (продолжение 21)

В восьмидесятых годах прошлого века у многих городов России были так называемые города-побратимы в странах социалистического лагеря. Считалось, что связи между этими городами помогают укреплению дружбы и интернационализма. Правда, укреплять дружбу могли не все желающие, а только люди, прошедшие отбор в обкоме партии. Для всех, кто не мог попасть в такую «обойму», это было обидно и унизительно. Даже покупая туристическую путевку за пределы СССР, каждый должен был получить еще и характеристику от обкома. Наши партийные руководители считали, что они имеют право решать, кто будет достойно представлять страну советов за рубежом. Встречи с партийными лидерами перед отъездом, подчас высокомерные взгляды, с которыми, совершенно не знакомые тебе люди, листали твое «личное дело», и задавали ничкемные вопросы выезжающему за границу, были отвратительным испытанием. Я помню такие «собеседования» поскольку несколько раз выезжал из СССР как турист, а не как член делегаций. Я думаю, что такой вот тотальный контроль над каждым человеком, вторжение в его личную жизнь, вот такие попытки управления его поведением – все это во многом способствовало скрытой ненависти беспартийных членов нашего общества к той кучке «избранных», присвоивших себе право на власть и на принятие решений.

Я в те времена, как востребованный фокусник, был в этой самой «обойме». Однажды нас с Валерием Петровичем Ломако пригласили для участия в большой делегации в Братиславу. Братислава была тем самым побратимом Саратова в Словакии. В нашем городе одну из главных улиц с историческим названием Вольская (Вольск – город в нашей области) по этому случаю даже переименовали в Братиславскую. Сейчас, впрочем, старое название возвращено. Из Саратова отправлялась огромная делегация – целый поезд, который получил даже специальное название: поезд дружбы. В одном его купе разместились и мы с Валерием. Кроме нас в составе делегации были хорошо знакомые нам народные и заслуженные артисты оперного театра, коллектив саратовских гармошек и, разумеется, танцевальный коллектив. Испытанный состав, обком никаких новых артистов в него не включал, не хотел рисковать.

Поездка в Словакию мне запомнилась потому, что из Саратова туда все отправлялись за люстрами чешского стекла. И уже в поезде все делились своими планами, адресами магазинов, где все это великолепие можно было приобрести. У меня таких планов не было. Люстры, почему-то меня не интересовали, хотелось просто посмотреть город, в очередной раз почувствовать себя в Европе.

Когда мы прибыли в Братиславу, все разбрелись по магазинам. Я просто прогуливался по улицам, убеждаясь, что город современный. По крайней мере, ничего особенно древнего я в нем не заметил. И вдруг в магазине верхней одежды я увидел смокинг.

Вбежал в этот магазин и тут же примерил этот костюм моей мечты. Смокинг был черный, очень оригинального покроя. К сожалению, рукава были длинны, как и брюки. Около меня, присев на корточки, одергивал брюки и пиджак пожилой чех. Увидев мое разочарование, он усмехнулся и предложил мне погулять с полчаса по улице. Я не мог поверить его словам, но он уверенно проводил меня до дверей и сказал, что через тридцать минут ждет меня в магазине.

Когда я вернулся, смокинг был подогнан в точности по моей фигуре. В подарок мне преподнесли еще и бабочку. Я был в восторге от своей покупки. Это был австрийский смокинг, самого последнего фасона. И ничуть не жалел, что денег осталось всего на пару кружек пива. Прибежал в гостиницу. Вечером у нас должен был быть концерт. На него я пришел в новом смокинге.

Надо было видеть одобрительные взгляды женской части нашего коллектива, и завистливый взгляд народного артиста Леонида Сметанникова. Он долго расспрашивал меня, где я купил такой костюм. И тихо материл ту огромную люстру, которую он должен был тащить в Саратов по приказу жены… В общем, все, кто по своему артистическому статусу мог претендовать на подобный костюм мне завидовали. Такой смокинг ни в Саратове, ни вообще в России, купить было невозможно.  Я наслаждался. В таком облачении я почувствовал себя настоящим фокусником. Откуда-то появилась грация, а поскольку я был тогда довольно стройным, то и легкость на сцене. Все трюки смотрелись совершенно по-другому. Теперь я полностью соответствовал старой формуле: «По одежке встречают…» Вот столько лет прошло, а ту, мгновенно пришедшую уверенность, я помню до сих пор.

Однако годы шли, и в 1983 году, когда моя будущая жена, Светлана, потребовала, чтобы я был облачен на свадьбе именно в этот смокинг, я испытал фиаско: пиджак на животе не сходился… Это была катастрофа. До свадьбы оставалось около двух месяцев, а талию следовало уменьшить сантиметров на 7-9.


Выручила меня прекрасный врач – Катя Шуб, не по годам мудрый эндокринолог, подруга детства. Она посоветовала мне, есть все так же, как и раньше, но, наполняя тарелку, каждый раз четверть отправлять обратно в кастрюлю или на сковороду. Простой рецепт – уменьшить рацион на 25%. И ведь помогло! Расписывались мы в загсе в таких костюмах (я в смокинге, а Света в фиолетовом английском платье), что ловили на себе завистливые взгляды молодых пар.

вторник, 11 июня 2013 г.

Как молоды мы были.... Кастанедовские семинары и чудеса (продолжение 20)

В начале девяностых годов нас с женой пригласили принять участие в психологическом семинаре. У нас было много свободного времени, был конец мая, погода стояла замечательная, все цвело. Мы с радостью согласились и оплатили свое участие. Семинар проходил в пансионате «Заря», расположенном недалеко от Саратова, на крутом берегу Волги.

Мы прожили в этом пансионате неделю. Прекрасные номера, приличное питание, замечательные поляны и, вообще, интереснейший семинар. Правда, тогда я ничего не понимал из того, что с нами делали. Понимание пришло через несколько лет, но результат воздействия проявился практически мгновенно.

Однако по порядку. Мне было чрезвычайно интересно попробовать на себе и попытаться осмыслить методику проведения подобных семинаров. Поэтому я не просто собирался, как все участники, повышать уровень своего экстрасенсорного восприятия (именно так была обозначена цель проводимого семинара), но хотел понять, как это делается. Да, честно говоря, я совершенно не верил в эту самую экстрасенсорику. Но было интересно.

Когда мы с женой приехали в пансионат и бросили в номер свои вещи, нас всех собрали в холле, раздали листы бумаги, и предложили выбрать себе новое имя и обозначить личную цель. Я с легкостью назвал себя Вильямом, не понимая тогда, что скрытая цель этой манипуляции сознанием заключалась в стирании личной истории. То есть из апологетов нового направления психологии собирались делать людей, забывших свои корни, моральные и этические принципы, собирались сделать всех нас легко внушаемыми и управляемыми людьми. А для этого следовало с первых же минут общения предложить «клиенту» забыть свое имя. Новая кличка сразу же самым простым и естественным образом превращает тебя в другого человека, который не несет никакой ответственности за то, что с ним было в прошлой жизни. И он уже готов к тому, что из него будут лепить новую личность. Это я теперь так рассуждаю. Но тогда это представлялось какой-то невинной игрой и забавой. Кстати, должен заметить, что мы с женой приехали абсолютно не подготовленными теоретически: мы не, только, не читали книг Карлоса Кастанеды, мы вообще ничего о них не слышали.

Сам семинар проходил по двадцать часов в сутки, непрерывно в течение недели. День был расписан по минутам. Например: подъем в 6 утра, занятия физкультурой по системе цигун, завтрак, лекция, обед, практические занятия в поле, ужин, снова лекция, затем сбор в холле и игра в «мафию» до 2-3 часов ночи. Отбой, сон три-четыре часа. И все повторялось вновь. Были и ночные лекции на берегу Волги. Столь напряженный график был необходим для успешного проведения транса во время лекций.

Дело в том, что все лекции строились на применении талантливым психиатром трансовых технологий. Руководил семинаром практикующий врач, гипнотизер из Новосибирска, который взял себе псевдоним Гай. И методика транса строилась на том, что на каждую лекцию мы приходили не выспавшимися, злыми, измотанными цигуном и практическими занятиями на лесных полянах. Некоторые из нас, в том числе и я, вообще не понимали, что от нас хотят, были настроены агрессивно, на лекциях пытались задавать каверзные вопросы, вступать в дискуссию с руководителем. Как потом оказалось, это тоже было заложено в методику: агрессивно настроенный человек более внушаем, чем трезво мыслящий и спокойный. Кстати, уже на другой день никто не мог вспомнить, о чем говорилось на лекциях – все элементарно спали. И вот именно в этом состоянии полусна-полубодрствования и проходили теоретические занятия. Но что-то в нас, безусловно, менялось.

Мне все было интересно и на практических занятиях. Кроме ведущего семинар Гая, к нам были приставлены ассистенты – несколько девушек и ребят, которые занимались с нами на природе. Весь семинар был построен на использовании методик нейро-лингвистического программирования, о которых я, например, ничего не знал в то время. Эти методики появились в России одновременно с книгами Кастанеды, но все это было доступно лишь очень узкому кругу лиц. Сейчас времена совершенно другие, любые книги человек, жаждущий знания, может скачать из Интернета, но тогда ничего этого не было.

До сих пор помню несколько занятий, которые в корне изменили мое отношение и к Кастанеде, и к экстрасенсорике. Нас привели на живописную лесную поляну. Ассистент предложила нам походить по этой поляне и отыскать свое «хорошее место». Я понятия не имел, что это за место, по каким критериям его надо искать, что я должен почувствовать. Но эти мои вопросы, обращенные к продвинутому ассистенту, так и остались без ответа. Мне просто предложили самому походить по поляне и попытаться все понять. Такой ответ меня, разумеется, не удовлетворил. Я внутренне возмутился, но потом вспомнил, что ведь я здесь наблюдатель. И я решил наблюдать за всеми остальными, которые, как оказалось, прекрасно знали, что они искали.

Для успешного выполнения своей научной миссии я сделал несколько шагов в сторону, выбрал удобное для наблюдения за всеми место и встал на него. Поднял руку, показывая, что уже нашел свое «хорошее место». Все остальные медленно и задумчиво прогуливались по поляне. Погруженные в себя, они напоминали пациентов того заведения, где в сером халате оказался Шурик из «Кавказской пленницы». Некоторые устремляли взор кверху, поднимали ладони, всем своим видом показывая, что они впитывают некую «космическую энергию». Я просто стоял и сдерживал позывы смеха, наблюдая эти поиски неизвестно чего. Наконец, все застыли, распределившись по поляне. Ассистент предложила постоять на найденных местах и впитать в себя все впечатления и непонятные энергии… Затем нас пригласили на ужин.
Мне все это уже начинало казаться каким-то «разводом» и издевательством над дурачками, решившими развить свои способности. Но хотелось все это досмотреть до конца.

Еще через день нас вывели на большой холм над Волгой. И предложили погулять по округе и отыскать свой любимый запах. Это занятие было приятным и понятным. Но в роли наблюдателя мне не хотелось много времени тратить не бессмысленные блуждания по оврагам и перелескам. И я вновь заявил, что мне и бродить-то не надо: любимый запах всегда весной рядом со мной. Я очень люблю запах полыни. Поэтому я сорвал полынок, которым зарос весь холм, прямо под ногами. Растер его в пальцах и вдоволь насладился горьким ароматом. Примерно через час к нам подошли и все остальные с букетами полевых цветов. Упражнение было закончено. Было еще много интересных практик, направленных на остановку внутреннего диалога – методики из книг Кастанеды. Но самое интересное произошло со мной на другой день.

Нас снова привели на ту первую поляну, где мы искали «хорошее место». И предложили снова найти те же места, но теперь уже с закрытыми глазами, ориентируясь на все другие сенсорные датчики, кроме зрения. И снова я решил всех «обхитрить». Я ведь уже знал из фокусной практики способы «кожного зрения», умел «видеть сквозь повязку». Поэтому я крепко зажмурил глаза, но при этом запросто прошел, не споткнувшись до той кочки, на которой я встал, выполняя упражнение, дня три назад.

Я встал на то самое «хорошее место», поднял руку. И почувствовал, как у меня буквально волосы зашевелились на голове: со всех сторон на меня навалился запах полыни! Хотя я прекрасно помнил, что в предыдущий раз никакого запаха я не ощущал. Чтобы проверить свое обоняние, я сделал шаг в сторону. Запах мгновенно исчез! Шаг в другую – тоже никакого запаха. И только на этой кочке запах полыни просто гремел у меня в голове. До сих пор я не знаю, как объяснить с материалистической точки зрения все то, что со мной происходило в майские дни на волжских холмах.


суббота, 8 июня 2013 г.

Как молоды мы были.... Знакомства с американцами (продолжение 19)

В начале 80-х у меня произошло очень интересное знакомство с американской семьей, которая начала присылать мне в Саратов литературу по фокусам.

Дело было в Дагомысе, в туристическом комплексе. Я приехал тогда впервые в Дагомыс по приглашению Момпре Карагозяна, с которым мы познакомились и подружились в Москве на первом съезде Московского Клуба Фокусников. Об этом я еще буду рассказывать, поскольку и само событие, и знакомство с Момпре послужили началом новой жизни в фокусах.

Жил я у Миши дома. Момпре Карагозян специально для всех русских называл себя – Миша. Всего год назад в Дагомысе открыли самый престижный в СССР Туристический Комплекс. Попасть в него было невозможно, там останавливались иностранцы, и для российских туристов не имеющих «блата» вход туда был заказан. Но Момпре Карагозян был фигурой столь популярной не только в Дагомысе, но и во всем большом Сочи, что входил в любые места. Вот и тогда он предоставил мне пропуск не только в сам комплекс, но и на пляж, и в бассейн, и во все бары.

Я с огромным удовольствием купался в открытом бассейне с морской водой, загорал на всех пляжах, ел курицу гриль (которую, кроме как в комплексе, нигде не готовили), пил пиво – наслаждался почти заграничным отдыхом. Погода была прекрасной.

И вот однажды, плавая в бассейне, я услышал английскую речь… Это было совершенно неожиданно, поскольку Саратов тогда был закрытым городом, в Москве я никогда не бывал в местах, где тусуются англоязычные туристы, а до моих поездок в Англию, и в Америку было еще далеко. Поэтому, услышав английскую речь, я подплыл поближе, и заговорил с интересными дамами на своем английском. В ответ прозвучало восторженное «О!», и меня окружили сразу несколько пар, которые засыпали вопросами, на которые я едва успевал ответить. Мы выбрались на берег, уселись на шезлонги, начали непринужденно болтать. Мне они сообщили, что все прилетели из США, как туристы. Я показал несколько фокусов, раздал визитки, что у меня были с собой. Все были в восторге от моего английского (а может просто мне льстили), меня понимали, я тоже все понимал и мог им ответить.

Самый важный вопрос, который мне задали сразу несколько человек, был примерно следующий: «… мы с огромным интересом путешествуем по СССР, видим потрясающие музеи, великолепную природу. Но все простые люди не хотят с нами общаться. Почему?» Я разумеется не стал им отвечать, что долгий опыт социалистического строительства приучил многих считать иностранцев шпионами и избегать любых контактов с ними. Я не стал объяснять им, что наши органы ведут постоянную слежку за всеми туристами из-за «бугра», а потом за теми, кто имел с ними любые контакты. Я успокоил их, рассказав, что в России почти у всех проблема со знанием иностранного языка, так что все стесняются своего незнания. И это единственная причина, почему люди избегают общения с американцами.

Словно в подтверждение правдивости моих доверительных успокоений и заверений в дружественности и открытости советского общества, в этот момент меня ласково похлопали по плечу двое мускулистых крепких молодых людей и предложили прогуляться с ними. Американцы проводили меня дружными аплодисментами. Я с широкой улыбкой, застывшей на моей физиономии, прошлепал за ними в небольшую комнату, где меня ждал еще и милиционер.

Довольно долго они выясняли, кто я такой, что я хотел от американцев, где я живу и всякое другое. Узнав, что я остановился у Карагозяна, они пригласили его для подтверждения моей личности и намерений. Через десять минут Момпре входил в эту маленькую комнатку. Милиционер его прекрасно знал. Как я понимаю, именно это обстоятельство явилось залогом моего быстрого освобождения. Думаю, что без Миши проблем у меня было бы гораздо больше.

Когда мы с ним уехали из гостеприимного комплекса, американцев в бассейне уже не было. Потом Момпре рассказал мне, что это было первая туристическая группа из США. «Пасли» их по полной программе, поэтому я оказался замечательным, быстро выявленным, объектом для бдительной наружки. В общем, Момпре посоветовал мне пару дней не маячить в Комплексе и позагорать на других пляжах. Слава Богу, что это происшествие закончилось для меня без всяких последствий.

Через два-три месяца в Саратове я получил совершенно неожиданное письмо из США. Писала дочь семейной пары, которая плавала в бассейне.  Им я оставил свою визитку с адресом. Так вот дочь написала, что десятиминутное знакомство со мной оказалось самым ярким впечатлением от всей поездки ее родителей по СССР. Это мне весьма польстило. У нас началась переписка, она прислала мне из Америки несколько книг по фокусам. Правда, через какое-то время переписка заглохла.

Прошло еще несколько лет. Я уже был женат, и мы отдыхали с женой, как дикие туристы на Волге. Это был очень красивый остров недалеко от Балаково. На острове был дебаркадер, к которому иногда причаливали туристические теплоходы – у них была запланированная «зеленая стоянка». Мы уже жили там неделю, как вдруг вновь я услышал английскую речь. К пристани подошел теплоход с американскими туристами.

В это время мы коптили лещей, и потрясающий запах из нашей самодельной коптилки заставлял все американские носы принюхиваться в нашу сторону. А уж когда мы открыли коптилку и извлекли из нее золотисто-сверкающих огромных рыбин, по острову разнеслось протяжно-завистливое, чисто штатовское «Ва-а-у». Кажется, нашу стряпню попробовали под водочку все туристы. С несколькими мы познакомились поближе. Нас с женой пригласили на корабль, угостили коктейлями в баре. Потом я показывал незатейливые фокусы. Мы распили еще одну бутылочку водочки под «заморскую баклажанную» икру. Для американцев эта закуска оказалась совершенно экзотической штучкой, которую им в ресторанах не подавали. Мы общались с несколькими довольно пожилыми приветливыми парами до самого вечера. Остальные американцы разбрелись по острову.

Вечером теплоход поплыл вниз по Волге. А мы махали вслед уплывающим огням и мечтали, что когда-нибудь и мы побываем в Америке.

Одна семейная пара через месяц прислала мне третий том курса магии Тарбелла с очень трогательным «двойным» автографом. Там было написано, что эту книгу некий Джон дарит семье Брашей. А ниже рукой Элоиз Браш приписано, что теперь эта книга магически переходит к Владимиру Свечникову. Мы начали переписываться и несколько раз в год мне приходили от них посылки с книгами. Именно семья Брашей помогла мне чуть ли не первому в России собрать все семь томов Тарбелла. Это было настоящее сокровище и «магическое» откровение. Я читал эти книги запоем! А жена каждый раз, когда я получал очередную книгу, незлобно ворчала: «… хоть бы купальничек какой-нибудь засунули между страницами…». Благодаря этой щедрой американской семье у меня сформировалась большая библиотека иллюзионных книг на английском языке. А это и помогла мне десять лет издавать единственный в то время в России журнал «Магический Круг».

Наше почтовое общение продолжалось много лет. Но сначала скончался Крис, а через несколько лет и Элоиз. Их дети нас не знали, и связь оказалась потерянной.

понедельник, 3 июня 2013 г.

Номер, который я показывал в поездках

Я благодарю всех, кто откликнулся на мою просьбу, и написал, что их интересует в моих заметках. Почти всех интересует, что же конкретно я показывал со сцены. 

Во всех своих многочисленных поездках  я показывал почти тот же номер, что исполнял на  Всероссийском конкурсе артистов эстрады. Добавился лишь еще один очень зрелищный трюк, который неизменно вызывал овации зрителей. Должен заметить, что поиск и вкрапление такого трюка в номер представляется мне чрезвычайно важным требованием для завоевания столь необходимого признания зрителей. Ведь получение оваций в концертном номере является совершенно четким и безошибочным критерием мастерства артиста, исполняющего номер, и режиссера, выстраивающего последовательность трюков. Я вставил в свой номер трюк с ассистенткой, которая выносила мне на подносе бутылку вина. Я много экспериментировал с тем, что это должна быть за бутылка. Последовательно прошел от бутылки мартини к шампанскому, остановился, наконец, на везде приемлемой большой бутылке Кока Колы. На подносе стоял стакан, и лежала моя небольшая афиша.

Я показывал афишу со всех сторон и сворачивал большой кулёк. Вдруг замечал, что в нем что-то появилось. Медленно поворачивал кулек отверстием к зрителям и все видели внутри огромный многоцветный цветок. Я брался за лепесток и начинал вытягивать из кулька огромные разноцветные шарфы. В какой-то момент останавливался и, с еще большим интересом, медленно извлекал из кулька несколько денежных купюр. Глубокомысленно качал головой. В этот момент зал всегда взрывался смехом и аплодисментами. Засовывал купюры в карман и продолжал все в большем темпе вытягивать из кулька шарфы. Начинались овации – музыка и темп номера служили катализатором зрительских эмоций. Наконец, вытянув последний шарф, я вешал их все на руку ассистентке. Наклонял кулек и из него начинал литься водопад сверкающих конфетти. При этом я слегка дул на эти блестки, и они разлетались во все стороны. Казалось, что номер завершен.
Выступление на концерте в ФРГ
Но в этот момент я обращал внимание на бутылку. Этот жест останавливал овации, зрителям становилось интересно, что же будет дальше. Я брал бутылку и медленной струей наливал жидкость из нее прямо в кулек. Ни капли на пол из него не протекало! Это тоже обычно вызывало аплодисменты. Затем я медленно брал с подноса стакан, показывал его со всех сторон и вертикально опускал в кулек. Делал небольшую паузу: такие паузы необходимо тщательно планировать, поскольку именно они являются как бы точками номера, теми «гвоздями», на которые вешается нить всего действия. Затем быстрым движением разворачивал афишу. Все видели, что у меня в руке остается тот самый стакан, что мгновением раньше я опустил в кулек. Но теперь он был полон той самой жидкости, что я вливал перед этим в кулек! Вновь вспыхивали овации. Номер имел четкую точку в конце.

воскресенье, 2 июня 2013 г.

Как молоды мы были... Моя семья (продолжение 18)

Я родился 14 февраля 1949 года в городе Саратове. Мой папа, Свечников Серафим Вениаминович, был капитаном, танкистом. После войны он работал преподавателем в саратовском танковом училище. Мама, Лидия Федоровна, работала на заводе.
Мои родители в Саратове, улица Вознесенская
Мы жили в небольшой квартирке без всяких удобств вместе с дедушкой и бабушкой. Дедушка, Свечников Вениамин Дмитриевич, был заведующим учебным отделением саратовского педагогического училища, а бабушка, Ираида Аркадьевна, была зубным врачом. Родом они были из Санкт-Петербурга, где закончили свои учебные заведения еще до революции: дедушка петербургский университет и духовную академию, а бабушка высшие курсы врачей-стоматологов. Там они и поженились.
  
Свечников Вениамин Димитриевич  
Ираида Аркадьевна, в девичестве Златомрежева
Дедушка и бабушка
Папа мой был прекрасным игроком в шахматы, мастером спорта. На моих глазах он, покуривая сигарету, садился спиной к четырем игрокам, и давал им сеанс одновременной игры на четырех досках вслепую! И что важно, он выигрывал все четыре партии. Он сорок лет вел шахматный кружок в саратовском Дворце пионеров. Воспитал там такого известного затем международного гроссмейстера Николая Крогиуса, тренера чемпиона мира Бориса Спасского. Сейчас Николай Владимирович Крогиус, доктор психологии, профессор, живет в Нью-Йорке.

Несколько лет назад члены краеведческого кружка в Саратове обратились ко мне с просьбой, рассказать о папе и его шахматном кружке. Я решил поискать в Интернете, может быть, найду что-нибудь интересное. К сожалению, я не нашел ни одного упоминания о Серафиме Вениаминовиче. Но зато в поисковой системе выплыла ссылка на моего дедушку, Вениамина Димитриевича.  Оказалось, что петербургская духовная академия выложила на свой сайт списки выпускников, начиная с 1813 года. Мой дедушка был упомянут в этих списках, как выпускник 1909 года в чине кандидата богословия. Я знал об этом втором образовании моего дедушки: он приехал в Петербург после окончания самарской духовной семинарии. Но священником он не стал, а закончил в Питере еще и университет, математический факультет.

Мой дедушка – студент университета
Бабушка – выпускница женских курсов
На всех этих старинных дореволюционных фотографиях с обратной стороны можно прочитать рекламу фотоателье того города, где был сделан снимок. Как интересно на некоторых фото прочитать наивную надпись: «Негативы сохраняются». Где теперь эти негативы?...



Оборотная сторона дореволюционных фотографий с адресами ателье
Моя мама родом из Полоцка. Мамины родители – Федор Фомич Храновский и Агафья Владимировна (в девичестве Безуненко), сестра Катя и младший брат Дима. Я никого из них живыми не видел. Знаю их только по одной сохранившейся фотографии и по редким рассказам мамы. Вся семья мамы погибла в оккупации, задолго до моего рождения. Именно так ответили на запрос мамы о судьбе ее родственников после войны из Полоцка.
Слева направо: моя мама, её мама, папа и сестра Катя
Папа и мама каждое лето, на сэкономленные деньги уезжали отдохнуть где-нибудь подальше от Саратова. Родители старались показать мне как можно больше новых мест. Именно они познакомили меня с Москвой, Ленинградом, Крымом и Кавказом, с Белоруссией, прокатили несколько раз по Волге. С тех пор я обожаю отдыхать на круизных теплоходах.
Папа и мама во время поездки по Волге
Мы с папой в Москве
Мои родители и дедушка с бабушкой старались поддержать и развить все мои увлечения: дедушка определил меня в художественную школу, где я проучился несколько лет, папа старался привить мне любовь к фотографии, которой он страстно увлекался сам. Ходил я когда-то в спортивные секции фехтования и борьбы, очень любил кататься на велосипеде, в нашем дворе на улице Вознесенской постоянно устраивались чемпионаты двора и улицы по пинг-понгу, бадминтону. Увлекался я и театральной студией, мечтал сыграть роль Д’Артаньяна.
  В карнавальном костюме     
    Разучиваю трюк с кубками
Но все эти увлечения были забыты, когда я начал учиться показывать фокусы. И до сих пор я, уже пенсионер, не могу остаться равнодушным, когда увижу новую, неизвестную мне фокусную комбинацию или новый трюк. Любовь к путешествиям, однако, сохранилась до сих пор.
Я в Ленинграде в 1968 году
Первый раз папа привез меня в Ленинград в 1968 году. В нашей семье было много знакомых летчиков. Они очень помогали нам посмотреть мир. Однажды первый пилот нашего саратовского самолета предложил бесплатно (!) свозить нас в Ленинград. С деньгами у нас в семье всегда были проблемы, поэтому такое предложение выглядело чрезвычайно заманчивым. Папа у меня всегда был лёгок на подъем и склонен к неожиданным авантюрам. Его любимыми книгами были романы Ильфа и Петрова об Остапе Бендере, и Ярослава Гашека о Швейке. Возможно, именно эти книги научили его принимать быстрые, иногда парадоксальные решения. И на этот раз он мгновенно согласился.

Перед отлетом нас конспиративно провели к самолету, когда все пассажиры в нем расселись по своим местам. Подвели к грузовому люку и в одно мгновение подсадили и втянули внутрь. Насколько я помню, в АН-24 багаж размещается в отсеке между кабиной пилотов и пассажирским салоном. Из этого отделения нас пригласили в кабину, где нашлась парочка маленьких откидных кресел. Мы так и взлетели в пилотской кабине. Единственный раз в жизни мне удалось посмотреть на взлет через лобовое стекло – увидеть весь процесс так, как его видят летчики.

После взлета нас проводили в пассажирский салон, усадили на свободные места. Через несколько часов самолет сел в Ленинграде. А первый пилот проводил нас до летной гостиницы, где мы за символическую плату прожили целую неделю до его второго прилета из Саратова. Примерно таким же образом нас доставили домой. Это и было моим первым знакомством с северной столицей и ее потрясающими музеями. Мне казалось, что я узнавал все в Питере, когда я второй раз попал туда на американском теплоходе «Россия».
Почти на том же месте через 41 год – в 2009 году